“О качестве и безопасности товаров народного потребления”

4ff7b12cb857a31f15020e2507fa612e.jpg

 
А что же с непродовольственными товарами? Давайте разбираться. 
Во многие флакончики средств для мытья посуды налито обычное жидкое мыло, безо всяких там убойных для микробов добавок. Недавно оперативники накрыли на севере Москвы подпольное производство шампуней и стиральных порошков, которое гнало левую продукцию в промышленных масштабах. Огромные цеха располагались на закрытом заводе. В копеечные составы для мытья тротуаров “химики” добавляли гуашь нужного цвета и загуститель — вот и весь шампунь. Что от перхоти, что укрепляющий. В самый дешевый стиральный порошок засыпали медный купорос, который создавал эффект “голубых звездочек”. А на упаковках, само собой, красовались весьма известные торговые марки. Из образцов готового к продаже товара (почти 40 тонн) опера намешали чудесный состав для мытья полов в ОВД… 
Во избежание летального исхода не рекомендуется покупать на рынках бритвенные лезвия.
По оценкам экспертов, фирменных там практически не встречается. А те, которые продаются, сделаны не из нержавеющей стали, а из так называемой углеродистой. Ржавеют такие лезвия в мгновение ока, тупятся еще быстрее. И угрожают всем, вплоть до заражения крови. 
Поддельную парфюмерию завозят в Россию в основном из Польши и Юго-Восточной Азии. Фальшивки могут быть просроченными или вовсе на метиловом спирте (ядовитом). Видимые последствия: зуд, покраснение кожи, аллергический насморк. В результате — серьезные кожные заболевания. 
С лекарствами ситуация особенно тяжелая. Первую фальшивую пилюлю на бескрайних российских просторах выловили в 1997 году. В 2008 году, по оценкам экспертов, до 15% лекарственных средств — подделки. Возглавляют смертельный хит-парад поддельные антибиотики и анальгетики, в основном «импортные». В России уже зарегистрировано несколько фактов гибели людей из-за фальсифицированных лекарств, а во всем мире уже несколько тысяч человек отправились в мир иной именно из-за них.
Очень часто за известные марки выдают фальсификат машинного масла. Из последних примеров: подмосковные мошенники разливали дизтопливо в красивые канистры и выдавали за популярную продукцию. Двигатели при этом отчаянно ломались, и сколько из-за этого случилось аварий, никто не знает. 
Многие знаменитые столичные магазины (и не столичные тоже) — такие, как ЦУМ или Пассаж, — уже несколько лет не ведут никакой маркетинговой политики, а просто сдают помещения кому угодно. Естественно, происхождение и качество товара остается на совести арендаторов. Поэтому не только на рынке, но и в приличном магазине запросто можно купить шапку из вьетнамской норки подвального пошива от фирмы “Сукин сын, сыновья и внуки”. Одно утешение — там хотя бы чек выдадут, с которым потом придется долго отстаивать свои права. Еще несколько лет назад самой распространенной подделкой обуви были кроссовки.
Умельцы меняли одну букву в названии, и получался какой-нибудь “АдиБас” — дешево и сердито. Сегодня этот прием взяли на вооружение не только обувных дел мастера, но и швейники. Народ наш в массе своей языкам не обучен, поэтому одежда от “ВерсаКе” и “АрманЕ” всегда находит своего благодарного покупателя. 
Наибольший размах приобрело распространение контрафактной аудио- видеопродукции и программного обеспечения. Хотя и борются с этим довольно успешно. Еще три года назад милиция разводила руками: 90% этого рынка было фальшивым. Сегодня “липа” ужалась до 20%. В конце ноября 2001 года ГУБЭП МВД ликвидировал крупный цех, выпускающий в промышленных объемах копии западных фильмов. В одной из московских общаг трое таджиков переписывали видеофильмы на 91 плеере. Выходило до 300 копий в день. При обыске у них было обнаружено 15 тыс. готовых обложек к видеокассетам. По подсчетам оперативников, в Московском регионе действует 12—15 устойчивых высокоорганизованных структур с хорошими связями на всех уровнях, в том числе и государственном, которые подделывают программное обеспечение всемирно известных производителей. Прежде всего “Майкрософт” и “Симантек”. В 2006-2008 гг. ситуация как на рынке программного обеспечения, так и DVD, меняется к лучшему, но тем не менее до полной победы «пиратов» ой как далеко.
— Посмотрите внимательно на обе упаковки, — говорит мне оперативник УБЭП, протягивая две пачки известных любой хозяйке быстрых дрожжей
— Одинаковые, чего тут смотреть? На них тесто в 5 минут поднимается. Пироги — пальчики оближешь! 
— Локти покусаешь! — по-доброму ухмыляется опер. — На этой упаковке фон немного темнее, линии — почетче, шрифт чуть-чуть другой. Подделки в одном НИИ расфасовывали из мешков и выдавали за известную марку… А на вид упаковки как близнецы. В том-то и дело, что простому человеку разглядеть подделку практически невозможно. А иногда и напрягать зрение бесполезно. Например, “полиграфию” для упаковки “итальянских” колготок теневики часто заказывают у тех же производителей, что и родные фирмы. 
Как и обычные покупатели, оперативники не могут определить подлинность товара на глазок и потому привлекают к этому непростому делу экспертов. Но многому научились и сами. Оказывается, поддельный кофе можно отличить не только по наклейке и вкусу содержимого, но даже… по хлопку открываемой банки. Настоящая банка “звучит” особенно. За последние года сотрудниками УБЭП пресечена деятельность сотен подпольных производств по выпуску продовольственных суррогатов (это не считая поддельного алкоголя), но уголовная ответственность грозит только отечественным теневикам. По сложившейся практике производителя, например, в Китае, искать, естественно, никто не будет. Облавы на теневиков (по-здешнему — “реализации”) опера из столичного УБЭП устраивают несколько раз в месяц. Плюс к этому операции ДЭБ МВД, проверки Госторгинспекции, СЭС и других служб.
УБЭП приходит тихо, “маски-шоу” показывает редко. Традиционно улыбчивые продавцы при виде незваных гостей кривятся, как от зубной боли, и говорят, что товар им “привезли на реализацию”. А кто, когда, откуда — не помнят. Или не знают. Или раньше знали, но забыли. Директоров же самозваных предприятий обычно на месте застать не удается. И тогда их приходится долго искать.
Поэтому мечта сотрудников УБЭП — общий закон “О качестве и безопасности товаров народного потребления” с прописанным механизмом действия. Правда, и на их улице бывают маленькие праздники. На днях законодатели ужесточили ст. 180 (незаконное использование товарного знака). Ее часть 3-я (“организованная группа”) предполагает теперь лишение свободы до 5 лет. В бескомпромиссной борьбе с поддельщиками прежде всего заинтересованы пострадавшие от них фирмы. Государство, по идее, тоже: ведь левые производители ежегодно надувают казну на огромные суммы. Впрочем, злопыхатели говорят, что поддельщиков опекает коррумпированная с ног до головы милиция. Мол, схему традиционных поборов с них порушить никто не позволит. Пока торговец платит — ему дозволяется продавать что угодно. Перестал платить — попал в “отчетность”. 
А вот простые граждане ничего не имеют против подделок. Левый товар расходится влет. Особенной популярностью пользуются раскрученные рекламные брэнды: нельзя забывать, что граждане попадают на рынок после многодневной телевизионной экспансии. Их ночью разбуди, они выпалят, какие товары надо покупать и какие у них свойства. Вот народу и предлагаются именно такие товары — только подешевле. Кто ж откажется? А если прикрыть эту лавочку? Закон новый выпустить или систему какую кардинальную ввести? Люди за это “спасибо” не скажут. Они по миру пойдут. А кто не хочет питаться суррогатами и носить “липу” — спасение утопающих сами знаете, чье дело. Кстати, по ст. 328 (выпуск товаров, повлекших вред здоровью) уголовных дел практически не возбуждается.